Восстановление щитовидной железы: Руководство для пациентов

Термография при заболеваниях щитовидной железы

По отношению к термографии всех врачей можно разделить на три группы. Одни знают об этом, понимают, в чем заключены преимущества и применяют в практической деятельности. Другие что-то слышали о термографии, но толком ничего о ней не знают. Поэтому обходятся без нее. Как раньше — без мобильных телефонов.

Третьи, ничего не зная о современной медицинской термографии, настроены категорически против этого способа диагностики. «Зачем? — говорят они, — какая-то термография… Совершенно ненадежный способ. Ведь есть же УЗИ».

Как вы думаете, какая из этих групп многочисленнее?

Подхожу к своей книжной полке и беру в руки монографию «Нервная система и внутренние органы» 2001 года, подписанную мне профессором Ю. С. Мартыновым. В этой книге его соавтор, профессор Е. Л. Соков, заведующий кафедрой нервных болезней и нейрохирургии РУДН, описывает и иллюстрирует одну из методик исследования с помощью термографии. Внимательнее вчитываюсь в текст, рассматриваю термограммы. И понимаю, как сложно было бы без термографии оценить результативность лечения.

На другой полке замечаю книгу профессора С. Н. Колесова из НИИ травматологии Н. Новгорода — «Остеохондроз позвоночника: неврологические и тепловизионные синдромы», 2007 г.

Тут же вспоминаю о книге профессора В. Г. Вогралика «Новый метод диагностики болезней» 1986 года. Этот известный в среде врачей клиницист исследовал основы термографии еще в начале ее внедрения в медицину. Тогда, когда технические возможности тепловизионной аппаратуры значительно уступали современным термографам.

Но вот уже у меня в руках и книга доктора Г. И. Зеновко «Термография в хирургии» 1998 года, где немало внимания отведено тепловизионной диагностике при заболеваниях щитовидной железы. В этой же книге обнаруживаю список литературы — объемный перечень монографий, статей и диссертационных работ по термографии.

Так какая же из этих групп врачей многочисленнее? Увы, не первая. Причины этого обстоятельства я намеренно упускаю. Нам важно иное — достоверность и результативность термографии, ее преимущества и ограничения по отношению к другим способам диагностики.

Термография или УЗИ?

Наверно, нет такой поликлиники, где бы не было аппарата ультразвукового исследования (УЗИ). Это одно из доказательств в пользу того, что история медицины сложилась в пользу УЗИ. Этот способ диагностики, позволяющий почти безвредно заглянуть во внутрь нашего тела, стал таким же востребованным в медицине, как, например, копирование документов в делопроизводстве.

УЗИ стало привычным. Вошло в обязательный миникомплекс обследования многих болезней. И сегодня оценка состояния щитовидной железы считается неполноценной без УЗИ.

Потребностям медицины благоприятствуют и коммерческие интересы производителей аппаратов УЗИ. Фирмы-производители медицинской техники сосредоточенно конкурируют между собой за рынки сбыта своей продукции. Технические возможности постоянно развиваются. Улучшается качество ультразвуковых установок.

Врачи также не остаются в стороне. Исследовательский поиск предлагает новые направления ультразвуковой диагностики. С помощью УЗИ стал исследоваться позвоночник. Разработаны методики диагностики полых органов — кишечника и желудка.

Но каким бы ни стало ультразвуковое исследование, оно никогда не сможет выйти за пределы своих физических возможностей. Ультразвук всегда останется ультразвуком, то есть будет расположен в определенных волновых границах. Также как компьютер ограничен интеллектом человека, так и ультразвук связан физическими законами Природы.

Напомню, УЗИ определяет строение органов по плотности тканей, в зависимости от прохождения в них ультразвуковой волны. УЗИ оценивает структуру. Иначе говоря, анатомическое устройство.

УЗИ почти ничего не сообщает о функции органа. Лишь в редких случаях УЗИ может показать работу органа — по его движению. Например, по сокращению сердца. Ультразвуковой анализ неподвижных органов, как щитовидной железы, позволяет исследовать лишь строение.

В отличие от УЗИ, термография изучает состояние температуры на поверхности тела. Если УЗИ оценивает плотность каждой условной точки внутри органа, то термография определяет температуру в каждой точке на поверхности тела. Поэтому ультразвуковое изображение — это карта плотности, а термография — температурная карта. Плотность — признак строения, а температура — признак функции.

Строение и функцию щитовидной железы можно рассматривать как две пересекающиеся информационные плоскости. Знание о строении не соответствует знанию о деятельности, т. е. функции. По строению можно лишь предполагать функциональные особенности органа. И, наоборот, по функциональным проявлениям анатомического образования можно ориентационно судить о его строении.

Но почему термография считается функциональным способом диагностики?

Биохимические процессы в клетках постоянно происходят с выделением температуры. Поэтому температура — это признак функции. Вот почему термография (тепловидение) относится к исследованиям функции органов.

Так что же важнее — УЗИ или Термография? Чем из этих способов можно ограничиться при обследовании?

Для оценки состояния щитовидной железы необходимо комплексное обследование — строения и функции. УЗИ не заменяет термографию, как и термография не исключает УЗИ.

Вы фотографировались?

— Скажите, а это не вредно? — иногда обращаются ко мне пациентки в начале термографического обследования.

— Абсолютно безвредно, — обычно отвечаю на такой вопрос, и продолжаю, — Вы когда-нибудь фотографировались?

— Конечно, — слышу в ответ, с интонацией непонимания и удивления. — Почему Вы об этом спрашиваете?

— Дело в том, что термография и фотография одинаково безопасны. При фотографировании фотоаппарат воспринимает отраженный от тела свет. Подобно этому, при термографии термоаппарат воспринимает излучаемую телом температуру.

— Таким образом, — продолжаю я, — на тело обследуемого ничего не излучается. Сравним абсолютную безвредность термографии с другими способами диагностики. При УЗИ на организм оказывается незначительное влияние ультразвуком. При МРТ магнитным полем, а при сцинтиграфии — заряженными частицами.

Термография и Сцинтиграфия

И термография и сцинтиграфия являются функциональными способами обследования щитовидной железы.

Каждый из этих способов по отношению друг к другу обладает собственными преимуществами и ограничениями. Подробнее об этом Вы сможете прочесть в одноименном подразделе ниже.

Преимущества термографии

Однажды ко мне на прием пришла пациентка с относительно большим узловым образованием в одной из долей щитовидной железы. До обращения ко мне она уже побывала на приеме у врача-эндокринолога и, по его рекомендации, посетила хирурга.

— Хирург, у которого я была на консультации, сказал, что узел очень большой и занимает почти всю левую долю щитовидной железы. Он предложил полностью удалить долю, — рассказала пациентка о своей ситуации. — Как мне быть?

При оценке результатов УЗИ выяснилось, что объем «узла» составляет 11,6 мл (4.2x2.4x2.4 см), а размер доли, в которой он находился, был 20,27 мл (этот случай описан в разделе «Ультразвуковая диагностика»). В результате арифметически удалось выяснить, что помимо «узла» в доле находится почти такое же по объему количество «неузловой» ткани.

Да, показания к операции были. Но относительные! Дело в том, что уровень гормонов указывал на снижение функциональной способности щитовидной железы. Это означало, что железа усиленно трудилась, вырабатывая требуемое организмом количество гормонов. И изначально основная нагрузка пришлась именно на левую долю. Поэтому она увеличилась в объеме, и образовались изменения в ее наиболее активном участке, который мы называем «узлом».

Скомпенсированное состояние железы по выделению гормонов, достигалось не только за счет оставшейся без изменений правой доли железы, но и за счет сохранившейся работоспособной ткани левой доли. Полное удаление левой доли вместе с «узлом» обязательно увеличит функциональную нагрузку на оставшуюся долю. А для уменьшения такой нагрузки, пациентке потребуется пожизненное употребление гормональных препаратов. Не исключено, что гормональная помощь не будет полноценной. Может возникнуть «узловой» процесс в правой, и уже единственной доле железы. Практические наблюдения показывают, что именно такие последствия происходят после проведения операции.

Для уточнения функционального состояния левой доли мы провели термографическое обследование щитовидной железы. Правая доля работала скомпенсировано. В ней мы не нашли никаких изменений. Нижний полюс левой доли занимал холодный участок, соответствовавший расположению «узла». Почти половина доли находилась в функционально нормальном, скомпенсированном состоянии!

Уместно ли в таком случае полное удаление доли? Вместе с пациенткой приняли решение: 1) начать восстановительные лечебные мероприятия по отношению к сохранившейся ткани щитовидной железы (вся правая и часть левой доли), и 2) рассмотреть возможность применения ограниченного устранения узлового образования (например, с помощью высокоэнергетического лазерного выпаривания).

Этот пример демонстрирует одно из преимуществ термографии в оценке сложных клинических задач. Рассмотрим еще одно важное преимущество термографии.

Почему-то считается, что гипотиреоз (сниженное количество гормонов щитовидной железы в крови) — это «гипофункция щитовидной железы». Иначе говоря, гипотиреоз воспринимают как слабость железы. Гипертиреоз же описывается как ее избыточная активность — «гиперфункция». Так ли это?

Напомню, что функция любого органа как таковая не изменяется до тех пор, пока его строение позволяет это функциональное проявление обеспечивать. Функция не может быть меньше или больше. Она может быть или отсутствовать.

Но что же изменяется? Очень часто перемены касаются приспособительно-компенсаторных сил тиреонов, фолликулов и клеток щитовидной железы. От количества этих сил зависит величина ответа на провоцирующий фактор.

Обследовав большое количество пациентов, я обнаружил, что при гипотиреозе часто можно наблюдать избыточную активность щитовидной железы. А при гипертиреозе эта активность не всегда избыточна.

Как же так? Почему так происходит? Ведь считается, что гипотиреоз — это гипофункция (слабость), а гипертиреоз — гиперфункция (избыток сил).

Ответ очевиден. Если нет, то перечитайте подраздел «Потерянная причина гипотиреоза». А к этому добавлю следующее.

Вспомните, как много усилий приходится прикладывать людям, толкающим «заглохший» автомобиль. А если они толкают его на подъем, в горку? Тяжело? Да. Удается им преодолеть горку? Не всегда. У этих людей уже болят руки и ноги, ноет спина и течет пот. Еще недавно они ехали на этом автомобиле и не подозревали, что им придется его толкать. Это и есть гипотиреоз — непосильная «ноша» для нормальной, но избыточно работающей щитовидной железы.

Но бывает так, что гипотиреоз становится проявлением непосильной «ноши» для уставшей и ослабевшей железы. В этих двух случаях данные УЗИ будут одинаковы. Анализ крови также может не показать отличий. И только термография продемонстрирует компенсаторное состояние железы.

А как же с гипертиреозом? Почти также. Водитель и пассажир начинают толкать автомобиль. Сил у обоих много. Весело, без перенапряжения и сравнительно быстро преодолен первый километр. Но накапливается усталость. Через два-три километра снижается скорость продвижения. Подобно этому примеру гипертиреоз — избыточно работающая, но постепенно устающая щитовидная железа.

На какой стадии гипертиреоза находится железа? Как и в случае с гипотиреозом, здесь ни УЗИ, ни анализ крови нам не помогут. И лишь термографически мы выясним особенности произошедших изменений.

В результате такой термографической оценки, сможем не только понять степень истощенности щитовидной железы, но и определиться со сроками восстановления и объемом лечебных мероприятий.

Пожалуйста, оцените статью:
1 звезда 2 звезды 3 звезды 4 звезды 5 звезд
Оценок: 17
Загрузка...
  1. Никто еще не оставил комментариев – станьте первым!
Добавить комментарий

Введите цифры изображенные на картинке

Даю согласие на обработку моих персональных данных.